АССОЦИАЦИЯ “РОССИЙСКИЕ АВТОМОБИЛЬНЫЕ ДИЛЕРЫ”

Телефон:

+7 (495) 211-29-88

Интервью: Олег Мосеев, член Совета директоров ГК «Блок Роско», вице-президент РОАД («АВТОСТАТ»)

Новости РОАД
17.10.2016

Как мы уже писали, в ближайшее время, на 8-й ежегодной конференции «Росавтодилер-2016» состоятся очередные выборы Президента Ассоциации «Российские автомобильные дилеры» (РОАД). Один из кандидатов, Вячеслав Жигалов уже поделился c нами своим видением развития РОАД. 

2016-10-04_14-02-39Олег Мосеев – опытный дилер и один из наиболее активных вице-президентов РОАД. Именно он отвечает за создание «Национальной базы автомобилей с пробегом». В преддверии выборов г-н Мосеев дал интервью аналитическому агентству «АВТОСТАТ», где рассказал о наиболее актуальных проблемах дилерского сообщества, коснулся своей предвыборной программы, а также объяснил, почему авторитет РОАД еще недостаточно весом в госорганах.

– Олег, первый вопрос Вам, как и Вячеславу Жигалову: что Вас мотивирует, чтобы побороться за пост президента Ассоциации «Российские автомобильные дилеры»? Вы ведь очень давно занимаетесь различными оперативными вопросами в РОАД, пришла пора встать у руля?

– У меня есть понимание, что Ассоциация должна кардинально измениться. С одной стороны, изменения назрели и лежат на поверхности. С другой стороны, я точно знаю, что могу это сделать. Наконец, я очень люблю какие-то революционные изменения, результатами которых потом можно гордиться.

Плюс, накоплен достаточно большой опыт в качестве члена Совета РОАД, и, поскольку мою кандидатура выдвинули часть членов Совета – оправдать доверие тоже важно. Ну, и в принципе, наверное, каждый человек в какой-то момент жизни понимает, что, когда двигаешься вверх, рано или поздно возникают вещи, которые гораздо важнее материального заработка.

– Это ведь работа достаточно затратная как интеллектуально, так и по времени? Немногие дилеры горят желанием взять на себя эти обязанности, и кандидатов на этот пост обычно немного…

– Это первый раз, когда соревнуются три кандидата, последнее время всегда было по двое. Так что налицо рост в 50% (смеется – прим. ред.). Работы действительно много, но могу сказать, что одним из ключевых моментов, которые повлияли на решение участвовать, было то, что большинство членов Совета, обсуждая изменения в Уставе РОАД, согласились с позицией Андрея Петренко, что нам все-таки необходимо разделить функции президента и исполнительного директора. То есть нужно вернуться к той системе, которая действовала 6 лет назад. Эти изменения подготовлены, рассчитываю, что на общем Собрании все их поддержат. Это позволит привлечь в Ассоциацию профессионального наемного менеджера, который на себя возьмет огромное количество текучки, которая зачастую убивает возможность заниматься какими-то более глобальными вещами.

– Наемным менеджером будет человек из числа автодилеров?

– Это будет человек, который, безусловно, имеет опыт работы, потому что здесь много нюансов по внутренней коммуникации, ведь весь автобизнес – это деревня с двумя улицами. Идеально, если это будет человек с опытом работы в автобизнесе. Но при этом вторая ключевая характеристика – он не должен быть сотрудником какой-то дилерской компании, работая в РОАД.

– То есть это такой безработный, экс-автодилер? Возможно, банкрот?

– Почему же безработный или банкрот? Это либо человек, который сейчас без работы, либо человек, который готов уйти из дилерского бизнеса, перейдя на работу в Ассоциацию. Главное чтобы это был успешный управленец, которому интересна данная работа.

Мы понимаем, что человек, который должен соответствовать всем заявленным параметрам, естественно, должен получать достойную заработную плату. У нас есть видение, кого бы мы хотели пригласить. И это стало последним аргументом для меня, что да, надо идти, потому что все-таки на 100% времени никто из кандидатов в Президенты не может погрузиться в дела. Есть ведь еще автомобильный бизнес, которым нужно заниматься, тем более что времена непростые.

– В вашей предвыборной программе Вы уделяете достаточно большое внимание PR-стратегии. Считаете, общественность все же недостаточно информирована о деятельности РОАД?

– Я в принципе пытаюсь это направление развивать уже год, потому что я являюсь ответственным не только за развитие «Национальной базы автомобилей с пробегом», но еще и за пиар-сопровождение РОАД. И я вижу огромное количество проблем в этом направлении.

Существует неинформированность дилерского сообщества, потому что, к сожалению, многие дилеры даже не знают, чем занимается РОАД и какие полезные для отрасли вещи были сделаны за последние 4 года. Мало кто знает, особенно в регионах, что тот факт, что ФАС (Федеральная антимонопольная служба – прим. ред.) обратила внимание не на дилеров, а на производителей, это во многом заслуга РОАД.

Были ситуации, когда ФАС начинала расследование в отношении дилеров, и только активное вовлечение РОАД в этот процесс позволило перенаправить взгляд ФАС на дистрибьюторов. Изначально ФАС намеревалась налагать штрафы на дилерские компании, несколько холдингов прошли проверки ФАС, которая готовилась вынести решения о наложении штрафов.

Мало кто знает, что программа господдержки была продлена в том числе, потому что была активность РОАД по работе с Минпромторгом и с Минэкономразвития. Я в том числе участвовал в экспертном совете Минэкономразвития, Владимир Моженков (нынешний президент РОАД – прим. ред.) ходил в Минпромторг с Татьяной Луковецкой. Мы готовили аналитические записки, показывали на цифрах, что будет, если господдержку не продлить. Мы принесли идею со льготным лизингом, которую Минпромторг активно поддержал. Но об этом знает очень мало людей, к сожалению.
И что очень важно – PR-работа должна быть направлена не только и не столько на дилеров, но и на конечных потребителей.

– Недостаток информированности – это просчет руководства РОАД?

– Здесь дело в том, что организация достаточно долго была зациклена на самой себе. Такая позиция: «Мы же делаем, ну и молодцы». Я очень много общаюсь с различными дилерами, в том числе с региональными, и когда я им это все начинаю рассказывать – они очень сильно удивляются. Плюс были ситуации с довольно спорными заявлениями, которые не отражают позицию дилерского сообщества в целом и РОАД, в частности. Уверен, что такую практику необходимо прекратить. Хватит уже пугать потребителей.

В свете того, что я вообще предлагаю поменять концепцию работы, сделать РОАД двигателем дилерского бизнеса в сознании масс, то здесь без активной работы по PR не обойтись. Естественно, нам и здесь нужно усиливать команду наемных менеджеров.

– То есть РОАД все-таки будет расширяться с помощью специально нанятых сотрудников?

– Безусловно. Невозможно заниматься всеми процессами исключительно на общественных началах. У нас есть 6 человек, которые работают на постоянной основе, при этом есть члены Совета, между которыми распределена ответственность по разным направлениям. Но все члены Совета являются либо топ-менеджерами, либо собственниками автомобильного бизнеса. Понятно, что, особенно в нынешних условиях, этим нужно заниматься ежедневно и методично.

– Сразу несколько дилеров озвучивали мысль о том, как мало было достигнуто за годы существования РОАД. Можно выделить какую-то основную проблему, которая помешала РОАД стать действительно авторитетным органом за более чем 10 лет существования?

– Я бы не сказал, что ничего не было достигнуто, как это, например, отмечает Вячеслав Жигалов (кандидат в президенты РОАД – прим. ред.) Я не согласен с Вячеславом в том, что ничего не было сделано. Потому что сделано много, есть факты. Другое дело, что можно было бы сделать гораздо больше, эффективнее и быстрее.

Здесь ключевой момент в том, что весомость организации поднялась только в последние 3 – 3, 5 года и то не на тот уровень, на который бы хотелось. Мы когда приезжаем к американским коллегам, понимаем, что если им что-то нужно и они хотят пойти в Конгресс, то там их уже сидят и ждут. Потому что это 17 тыс. дилеров! Это один из крупнейших сегментов экономики, один из крупнейших налогоплательщиков, соответственно, конгрессмены понимают, что они должны их принять.

У нас проблема в том, что мы сильно выросли по количеству членов за 4 года, но пока еще охватываем лишь четверть всех дилерских центров. Да, по выручке мы охватываем 50%, потому что крупные холдинги, входящие в РОАД, даже средние с хорошими продажами, дают такой охват. Но этого все равно недостаточно, чтобы разговаривать наравне и с производителями, и с госорганами. А недостаточный рост связан с тем, что РОАД не уделяла достаточного внимания тому, чтобы показать свою ценность для дилеров.

Тут получается странная история: мы все работаем в бизнесе, где клиентоориентированность – одна из ключевых характеристик. Мы все бьемся за клиента как бизнесмены. А при этом в РОАД вот это понимание «клиента» отсутствовало полностью. Здесь, конечно, не классический клиент, но подход должен быть клиентский. Нужно понимать, что для того, чтобы РОАД стала таким же значимым институтом, как, допустим, американская или английская ассоциации, нужно заинтересовать дилеров вступлением и работой в РОАД. А чтобы привлечь их, нужно показать дилеру ценность его нахождения в Ассоциации.

– То есть защита интересов, представительство в госорганах и даже, возможно, в какой-то степени сервис…

– Про защиту мы говорим достаточно давно. К сожалению, до сих пор нет даже прописанного регламента, как действовать, если обратился дилер с проблемой. Каждый раз это какие-то индивидуальные обсуждения на Совете. Причем реакция зачастую должна быть быстрой. Этим должен заниматься наемный менеджер. Даже если кто-то из владельцев бизнеса говорит «давайте пойдем к производителю добиваться справедливости», он все равно за спиной думает: а как это повлияет на мой бизнес?

– Есть мнение, что РОАД общается только со статусными дилерами, а с действительно сложными дилерами, у которых проблемы, не стремится общаться. Это правда?

– Нет. За все время, которое я активно занимаюсь в РОАД и нахожусь в Совете с 2011 года, всего одному дилеру было отказано во вступлении в РОАД, потому что он находился под уголовными делами о мошенничестве. Там был обман и потребителя, и кредитующих банков, вывод активов из-под залогов, и эта ситуация была абсолютно прозрачна для рынка. Поэтому когда этот дилер пришел, было принято решение, что мы не будем его защищать просто, потому что это мошенник. Если же у дилера есть проблемы – добро пожаловать к нам, мы готовы помогать.

Я понимаю, что пока мы еще не настолько весомы, чтобы на 100% гарантировать дилеру, что мы способны отстоять его позицию. Здесь замкнутый круг, понимаете? Если дилеры будут ждать, когда РОАД на 100% сможет защищать их, и потом будут вступать, тогда этого можно ждать долго.

– Сколько сейчас автодилеров входит в РОАД и как вы планируете увеличить эту цифру?

– Необходимо уточнить разницу между «входят юридически» и «представлены в РОАД». У нас сложная система членства, позволяющая не платить за все дилерские центры, имеющиеся в группе компаний, при достижении определенных порогов. Поэтому правильнее говорить о представленности. Это почти 1000 ДЦ.

Мы заинтересованы в количественном составе, при этом мы заинтересованы в том, чтобы люди активно работали. Один из пунктов моей программы – создание региональных Советов. Я много езжу по России, есть проблемы региональные, которые выносить на федеральный уровень неэффективно. Соответственно, проще организовать работу дилеров на уровне региона, а часть проблем выносить на уровень федеральный. Тем не менее, от активности дилеров будет много зависеть. За нас никто ничего делать не будет.

– На что вы будете содержать наемных сотрудников?

– Есть членские взносы. Менять их пока нет необходимости, у нас сбалансированный бюджет. Есть партнеры, которые поддерживают нас.

– Уже очень давно в РОАД обсуждается идея законодательного регулирования, в том числе посредством внесения соответствующих поправок в законы, но опять же – результата пока нет. Какой путь при этом (ФАС, Минпромторг, Минэкономразвития и др.), на Ваш взгляд, мог бы стать самым эффективным?

– Здесь ситуация такая: ФАС верит, что Кодекс (Кодекс поведения автопроизводителей, создан при поддержке АЕБ в 2013 году – прим. ред.) работает и будет работать. Правда, в последнее время в этой уверенности появилась трещина.

Знаете, я человек далекий от правительственных кругов, но когда я первый раз начал общаться с ними в 2010 – 2011 годах, был очень удивлен, что там есть очень высокопрофессиональные люди, с которыми приятно общаться. Поэтому они видят ситуацию, выясняют, что не все так гладко, как им докладывали. Но все равно они пока верят в Кодекс. Здесь есть один нюанс: Кодекс принимался без участия дилеров, о чем ФАС неоднократно заявляли. Мы говорили, что если вы хотите, чтобы Кодекс действительно работал, его нужно согласовать с РОАД как с единственной организацией, которая профессионально представляет интересы дилеров.

Поскольку Кодекс уже принят, они не понимают, как включить в эту историю РОАД. Возможно, если встанет вопрос о корректировке Кодекса, проблема снимется.

– В интервью с другими крупными дилерами прозвучала мысль, что поправки в закон, конечно, нужны, но все-таки будут пытаться договариваться с ФАС, чтобы избежать вмешательства госорганов в бизнес…

– Возможно было бы хорошо, если бы было законодательное регулирование, которое существует в Европе. Здесь, правда, есть вопрос: когда государство начинает что-то регулировать на госуровне, часто получается, что страдают от этого все. Плюс есть вопрос по уже осуществленным инвестициям и их защите.

Честная и откровенная моя позиция: я считаю, что идти по пути госрегулирования нужно только в том случае, если мы не сможем договориться с производителями, если они не будут учитывать наши интересы. Думаю, стоит попробовать еще раз. Тем более что у нас есть большое количество общих проблем и тем для обсуждения. И тут я вижу еще один вектор развития для РОАД. Необходимо наладить конструктивный диалог с АЕБ и производителями.

Хотя, действительно, проблемы назрели. Есть вечный конфликт между собственниками бизнеса и временными наемными менеджерами у производителя: у этих двух групп совершенно разные интересы. Одни вложили собственные деньги, и интерес у них долгосрочный, а у наемного менеджера производителя интерес краткосрочный: ему нужно в этом году показать результат, чтобы получить годовой бонус. Понятно, что это не его вина, а может даже его беда, потому что так построено управление корпорацией.

Но из-за того что государство не поддерживает регулирование этих отношений и происходит абсолютное доминирование автопроизводителя над дилером, иногда эти менеджеры этим злоупотребляют. Не все, есть, безусловно, и позитивные примеры. Мы видим, например, как какой-то бренд начинает взлетать: это ведь не только из-за того что он обновил линейку и сделал конкурентные цены. Например, Mercedes-Benz. Последние три года бренд показывает очень хорошие результаты и выигрывает у своих конкурентов. Но выигрывает не только потому, что у Mercedes очень хорошая продуктовая линейка, а потому что отношения с дилерской сетью были выстроены гораздо эффективнее, чем это было сделано у других производителей.

Поэтому, если нам не удастся договориться с производителями, не удастся договориться с ФАС (в хорошем смысле слова), то тогда единственная возможность – идти через государственное регулирование. Да, в определенной степени виноваты и сами дилеры, которые в тучные года бежали наперегонки к производителям, выполняли завышенные требования, лишь бы только получить еще франшизы, но ситуация поменялась, рынок другой, и он уже прежним не будет никогда.

– Что именно поменялось и чего не вернуть?

– Той доходности, которая была до 2009 года, ее уже не будет. Никогда. Бизнес стал другим. Когда люди говорят, что сейчас кризис, но потом он закончится – они лукавят. Бизнес в принципе изменился, сама матрица поменялась.

Понятно, что когда в ситуация в экономике улучшится, и в автобизнесе подрастет доходность. Но она никогда не вернется к той, что была до 2009 года. Маржинальности той уже никогда не будет – ни на новых автомобилях, ни на запчастях, ни на сервисе. EBITDA margin в 9% мы не увидим никогда. Возможно кроме компаний, которые занимаются исключительно премиум-сегментом. В целом для бизнеса доходность уже другая.

Да, у нас есть существенный неохваченный сегмент, автомобили с пробегом – это мощная точка роста для дилеров. И, конечно, сервис в части повышения возвратности клиентов в гарантийный период и после окончания такового. Так что в среднесрочной перспективе можно уверенно смотреть на бизнес. Ну а как в долгосрочной перспективе будет происходить трансформация автомобильного рынка и, как следствие, автомобильного бизнеса, отдельная тема для разговора.

Поделиться: