АССОЦИАЦИЯ “РОССИЙСКИЕ АВТОМОБИЛЬНЫЕ ДИЛЕРЫ”

Телефон:

+7 (495) 211-29-88

Почему дилеры и производители проигрывают автоюристам?

Новости рынка
14.03.2019

По оценкам РОАД, ежегодно дистрибуторы и дилеры теряют из-за судов порядка 1,5 млрд руб…

Одной из самых обсуждаемых новостей автобизнеса 2019 года стал инцидент, произошедший с брендом Jaguar Land Rover. На компанию в суд подал владелец седана Jaguar XJ в связи со срывом срока ремонта машины в одном из дилерских центров. По данным «Ведомостей», суд первой инстанции постановил взыскать с ООО «Ягуар Ленд Ровер» рекордную сумму, которую когда-либо взыскивали в адрес автовладельца с импортера: свыше 41,7 млн руб. Помимо стоимости нового автомобиля (2,3 млн руб.) в эту сумму вошли неустойка, компенсация морального вреда и штраф. ООО «Ягуар Ленд Ровер» удалось оспорить иск в вышестоящей инстанции, решение о выплате было отменено.

Автопроизводители и дилеры начали сталкиваться со случаями так называемого потребительского терроризма (то есть злоупотреблением своими правами с целью получения денег) в 2013 году, когда Верховный суд РФ разъяснил нижестоящим судам особенности применения закона «О защите прав потребителей».

Схемы для получения средств, как правило, юридически «чистые» (решения принимает суд) и разнообразные. В обычной ситуации гарантийный автомобиль в случае поломки передается на ремонт, рассказывает президент Российской ассоциации автодилеров (РОАД) Олег Мосеев.

В случаях с «потребительским терроризмом» клиенты используют все возможности, чтобы дойти до суда. Автовладелец, например, «договаривается» с сервисом или механиком, чтобы возникла какая-то проблема (например, поломка не устраняется в срок), после чего возникает иск. Суды, защищая автовладельца, трактуют закон таким образом, что компания должна выплатить деньги за новый автомобиль, причем по текущим ценам, а не на момент покупки, отмечает господин Мосеев.

«Назначаются также штрафы, пени, компенсация морального ущерба, судебных издержек,— говорит он.— Получается, что человек ездит в течение гарантии на машине, потом бесплатно меняет на такую же новую. Это не укладывается ни в какую логику. Ему должна быть предоставлена возможность купить такой автомобиль, которым он обладал на момент подачи иска,— подержанный, такого же возраста, в таком же состоянии».

«В регионах действует целая сеть так называемых обществ защиты прав потребителей, для которых подобные иски — это бизнес, поскольку они получают 50% от всей присужденной суммы»,— рассказывает глава юридического отдела «Хендэ Мотор СНГ» Наталья Моисеева. Самая тяжелая ситуация для автобизнеса, по ее словам, в Краснодарском крае, где уже применяется отработанная схема: через 15 дней после покупки новой машины заявляется претензия о якобы имеющейся неисправности, подтвержденная технической экспертизой.

«Дилеру машину даже не показывают, отремонтировать ее никто не пытается,— рассказывает госпожа Моисеева.— В суд направляется иск, ходатайство о повторной экспертизе не удовлетворяется. За одно-два судебных заседания принимается решение в пользу клиента: присуждают стоимость машины плюс 300–400% штрафов, морального ущерба. Эта вопиющая практика поставлена на конвейер, бороться с ней очень сложно». Подобные проблемы типичны для юга России, Северного Кавказа, Поволжья — в этих же регионах, как правило, работают и автоюристы, выбивающие деньги из страховых компаний в рамках ремонта ОСАГО (“Ъ” неоднократно рассказывал об этой проблеме). «Не исключаю даже, что это одни и те же люди»,— говорит Олег Мосеев.

«Чаще всего автоюристы судятся с компаниями премиум-сегмента и среднего класса, поскольку там у мошенников больше возможность заработать из-за более высокой цены автомобилей»,— рассказывает Олег Мосеев. По оценкам РОАД, ежегодно дистрибуторы и дилеры теряют из-за судов порядка 1,5 млрд руб., но в реальности эта цифра больше, поскольку не все компании делятся информацией. Это значительный ущерб с учетом того, что ежегодная чистая прибыль всего российского авторынка — 25–30 млрд руб.

«Отдельные случаи, как, например, недавний иск к Jaguar Land Rover на 41 млн руб., могут привести к банкротству отдельного дилера»,— отмечает он. Тенденцию на увеличение общего количества случаев потребительского экстремизма отмечают в BMW Group. «Такие случаи, конечно, несут большой риск для прибыльности бизнеса представительства и дилерских центров»,— говорят в компании.

Чтобы исключить подобные случаи, нужно менять нормативное регулирование всей отрасли, считают эксперты. Во-первых, нужно закрепить в законодательстве термин «потеря товарной стоимости», поясняет Олег Мосеев. «Машина в первые три года эксплуатации теряет порядка 30–40% цены, но в судебных решениях это не учитывается,— говорит он.— Если прописать это в законе, то выплачиваемая компенсация рассчитывалась бы с учетом амортизации». За рубежом это работает. Кроме того, нужно ограничить верхний предел штрафов. «Сейчас они могут достигать 200% от цены машины, причем идут в карман автовладельца и представляющих его юристов,— рассказывает господин Мосеев.— Лучше бы эти деньги шли государству, хотя в этом случае у органов власти тоже возникает заинтересованность в атаках на автобизнес».


Источник: Коммерсант
https://www.kommersant.ru/doc/3904241

Поделиться:
Новости РОАД
Подпишитесь и оставайтесь в курсе всех главных новостей и событий!
Нажимая на кнопку "Подписаться", Вы даете согласие на обработку персональных данных.