АССОЦИАЦИЯ “РОССИЙСКИЕ АВТОМОБИЛЬНЫЕ ДИЛЕРЫ”

Телефон:

+7 (495) 211-29-88

blank blank blank blank

Вячеслав Зубарев: «Задача РОАД – перевести диалог в максимально конструктивное русло»

Прямая речь
10.02.2022

«За 2021 год количество членов РОАД выросло на 130 дилерских предприятий»

В условиях пандемии и связанных с ней ограничений выросла роль отраслевых сообществ. Как следствие, ассоциация «Российские автодилеры» (РОАД) в 2020-2021 годах сформировала региональные советы, один из которых консолидирует участников сибирского и дальневосточного регионов. Президент РОАД, основатель холдинга «ТрансТехСервис» (ТТС) ВЯЧЕСЛАВ ЗУБАРЕВ в интервью «Континенту Сибирь» рассказал о том, как показали себя региональные советы ассоциации, чего ожидать от 2022 года с точки зрения авторынка, и какие долгосрочные последствия будет иметь проблема с нехваткой автомобилей.

– Вячеслав Викторович, 2021-ый год оказался достаточно противоречивым для авторынка России. С одной стороны, наблюдался острый дефицит автомобилей, который не позволил дилерам продавать то количество автомобилей, которое мог бы потребить рынок. С другой стороны, вырос средний доход автодилеров с одного проданного автомобиля. Как вы сами оцениваете итоги 2021 года для отрасли и начало текущего года?

– 2021 стал рекордным с точки зрения прибыльности почти для всех автодилеров. И дело не только в ситуации на авторынке. Когда Владимир Путин в декабре выступал на съезде Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), то констатировал значительный рост прибыли предприятий в целом в национальной экономике, несмотря на последствия пандемии. Но вы правильно сказали, что год был противоречивым. Когда во времена СССР мы читали о рыночной экономике, то не связывали с ней такое явление, как дефицит. Однако теперь это стало новой реальностью для авторынка со всеми очевидными и не столь очевидными последствиями.

Во-первых, ухудшилось общественное мнение о дилерах, так как клиенты все чаще сталкивались с фактами навязывания ненужных услуг. Поэтому год стал отрицательным с точки зрения клиентской лояльности. Во-вторых, в условиях превышения спроса над предложением менеджеры дилесрких центров утрачивают свои навыки, ведь вместо продаж они по сути занимаются выдаванием автомобилей. Есть пословица — волка ноги кормят. Когда ему перед носом кладут кучу кусков мяса, он теряет свои способности. Поэтому в ситуации, когда дефицит закончится, многим продавцам будет непросто вернуться в форму. Эти факторы безусловно вызывают беспокойство.

– Прогнозы участников рынка относительно сроков окончания дефицита автомобилей разнятся. Мы опрашивали местных дилеров, кто-то считает, что эта проблема перестанет быть актуальной уже во второй половине 2022 года, кто-то уверен, что нехватка автомобилей останется еще весь 2022 и 2023 годы, потому что проблему с полупроводниками быстро не решить. Какого прогноза придерживаетесь вы?

– С учетом того, что дистрибьюторы находятся ближе к производителям, чем дилеры, они обладают более полной информацией. Но исходя из тех данных, которыми я располагаю, проблема с полупроводниками должна решиться уже в течение этого года, и дефицит тем самым закончится, если не возникнет новых катаклизмов. Сейчас очень сложно делать прогнозы с учетом того, столько «черных лебедей» мы наблюдали последние годы.

– В ситуации нехватки квот особенно важен конструктивный диалог между дистибьюторами и дилерами. Как вы оцениваете качество этого диалога на сегодня? В какой степени дистрибьюторы готовы учитывать интересы российских дилеров или только спускают вниз решения штаб-квартир?

– Задача нашей ассоциации – перевести диалог в максимально конструктивное русло. По моим ощущениям мы идем в правильном направлении. Но не факт, что это ощущает каждый дилер. В России работает много автодистрибьюторов, и у каждого из них свой подход и своя ситуация с точки зрения дефицита.

– Понятно, что в сложившихся условиях дилеры для выживания пытаются заработать за счет допов, однако это вызывает большой негатив клиентов. Не говоря уже о торговле очередями, или продаже автомобилей, заказанных под клиентов, на открытом рынке, так как это способно принести больший доход. На сегодня на федеральном уровне этим вопросом с точки зрения регулирования уже заинтересовался Минпромторг РФ. Как вы относитесь к такой инициативе ведомства, и на ваш взгляд, необходимо ли в принципе регулирование вопроса цен на автомобили, или это абсолютно нормальная рыночная ситуация?

– Рыночная экономика подразумевает, что цена на продукт или услугу формируется в соответствии с балансом спроса и предложения. В отличие от плановой экономики СССР у нас сейчас нет госцены.

Те, кто говорят о необходимости регулирования стоимости автомобилей, обычно ссылаются на рекомендуемые розничные цены дистрибьюторов. Но здесь для начала важно подчеркнуть, что они именно рекомендуемые, иначе ФАС бы обвинил дистрибьюторов в ценовом сговоре.

Я не оправдываю поведение отдельных продавцов. В конце концов репутацию всей отрасли перед конкретным покупателем формирует даже не дилер, а отдельный продавец. Понятно, что непрозрачность напрягает клиентов. Но требовать, чтобы мне продали автомобиль по той цене, которой я хочу, во-первых, незаконно с юридической точки зрения. Во-вторых, это в принципе бесперспективно, поскольку если спрос превышает предложение, то цена и балансируется на этом уровне. Если кто-то будет продавать автомобили по дешевым ценам, то найдутся те, кто приобретут все эти машины и потом выставят на продажу по рыночным ценам, заработав на разнице. Это баланс рынка, никому еще не удавалось его победить. Единственный способ урегулировать вопрос — решить проблему с самим дефицитом.

– Какой совет в этой ситуации вы бы дали покупателям – все-таки брать автомобиль сейчас, несмотря на уровень цен, или подождать, пока ситуация стабилизируется в будущем?

– Не готов давать советы покупателям. Если бы не было инфляции и различных факторов неопределенности, я бы предложил подождать, пока схлынет дефицит. Но неизвестно, какой на тот момент будет курс рубля. Поэтому на мой взгляд каждый должен решать для себя сам.

– Еще одним итогом 2021-ого года стали M&A-сделки, главной из которых можно считать продажу «Рольфа» холдингу «КЛЮЧАВТО». Также знакомыми сделками на уровне Сибири стала сделка омской ГК «Евразия Моторс» с «КЛЮЧАВТО» и продажа красноярской ГК «ББР-Авто» холдингу «АГАТ». Управляющий партнер инвестбанка «Крест Пресайз» Владимир Бардин отмечал в интервью нашему изданию, что автодилерский рынок пока очень фрагментирован на фоне других рынков, и поэтому есть все предпосылки к дальнейшей консолидации. Согласны ли вы с такой позицией? Если да, то какие категории дилеров на ваш взгляд, в первую очередь затронут M&A-сделки в ближайшие годы?

– Россия движется в контексте мировых трендов, и консолидация не является исключением. Сейчас не самая активная ее фаза, так как дилеры закончили 2021 год с хорошей прибылью, и необходимости продавать бизнес в таких условиях нет. Сделка происходит тогда, когда есть желание продать, желание купить, и понимание, сколько это будет стоить. Если я не хочу продавать, уговорить меня будет сложно или дорого. Про причины продажи «ББР-Авто» и «Евразии Моторс» мне сказать сложно, не владею ситуацией. Но сделка с «Рольфом» не совсем показательна с точки зрения трендов, так как во-первых, возможность продажи этого дилера обсуждалась не один год, поэтому жесткой привязки к 2021 году нет, а во-вторых, были факторы, связанные с собственником этого дилера.

В целом думаю, что процесс укрупнения будет продолжаться. Тот, кто более эффективен, будет становиться ядром консолидации. Остальные будут либо объединяться, либо продавать свой бизнес и уходить с рынка.

– Последние годы в автодилерском сообществе очень активно обсужается возможность прямых продаж автомобилей дистрибьюторами (например, «Хендэ Мотор СНГ»), а также банками (например, Сбербавто) и участниками ИТ-рынка (например, Яндекс, Озон). Опасения высказываются с точки зрения лишения части дохода и перехода дилера в статус субподрядчика для крупных операторов подобно тем изменениям, которые произошли на рынке такси с приходом Uber. Как к этим процессам относится РОАД, видит ли угрозу, и какие меры предпринимает для защиты интересов автодилерского сообщества?

– РОАД стремится отражать консолидированное мнение сообщества. Дилеры, конечно, очень встревожены, их волнует защита инвестиций. Если вы посчитаете совокупные вложения в строительство полнофункциональных дилерских центров в своем регионе, то убедитесь, что они более чем сопоставимы с инвестициями в производство автомобилей. Но при этом если вложения в строительство заводов постоянно находятся на слуху, то про возврат инвестиций по дилерским центрам мы слышим гораздо реже.

Дилерам хотелось бы понимать перспективы — что будет дальше. Пока ясности в том, какой будет модель автодилерского бизнеса, нет. Да, мы часто слышим яркие выступления на различных конференциях, которые вызывают обсуждения. Но когда начинаешь разбираться детальнее, то видишь, что одни выводы противоречат другим. Пока я не слышал ни одного человека, который четко сформулировал бы будущую модель автобизнеса.

Если говорить про рост проникновения онлайна, то коммуникации безусловно переходят в эту сферу, и этот тренд сохранится. Хорошо это или плохо, каждый решает для себя сам. Если в будущем клиент будет обращаться за покупкой автомобиля к автопроизводителю, то он скорее всего будет коммуницировать с роботом, и взаимодействие будет максимально обеличенным. Если речь о корпоративных сделках по каршерингу, то может быть, это и эффективнее. Но лично я, как потребитель, хотел бы общаться с человеком. Для меня автомобиль – эмоциональная покупка. Здесь я могу провести аналогию с турбизнесом. Когда появились платформы типа Booking.com, то многие с криком «ура» стали ими пользоваться, так как для определенной категории пользователей это удобнее и дешевле. Но накопив с тех пор немалый опыт поездок, я отказался от этих платформ, вернувшись в привычные туристические агентства, так как это надежнее и комфортнее. Это лично мой выбор, кому-то возможно удобнее иначе. Тем не менее, думаю, что несмотря на то, что большая часть коммуникаций уйдет в онлайн, контакт с человеком при покупке автомобиля будет по-прежнему необходим.

– 2020-ый год способствовал большему единению автодилерского рынка на фоне локдаунов и других мер властей. Продолжился ли этот тренд в 2021 году? Как за 2020-2021 годы изменилась численность РОАД? Какой процент автодилеров России сейчас состоит в ассоциации? Если рассматривать Сибирь, то эта доля выше или ниже общероссийской?

– Есть тренд на рост. За 2021 год количество членов РОАД выросло на 130 дилерских предприятий. Безусловно дилеры конкурируют между собой, но есть и общие задачи, которые лучше решать консолидировано. И единственный инструмент здесь — РОАД, как бы кто к нему не относился. До того, как я стал президентом ассоциации, я иногда критиковал РОАД, сейчас же мне некого винить кроме себя. Я понимаю, что необходимо поддерживать высокий уровень активности, непрерывно совершенствоваться. Сейчас мы осуществляем ряд шагов по отстаиванию интересов сообщества и формированию правил взаимодействия. Пока не готов их публично анонсировать. Но мы находимся в активном диалоге с ассоциацией европейского бизнеса (АЕБ) и с правительственными структурами. Надеемся, что у нас получится выстроить более качественный уровень взаимодействия.

– После того, как вы стали главой РОАД, в ассоциации были внедрены региональные советы, в том числе по СФО и ДВФО. Довольны ли вы первыми результатами работы советов? Удалось ли им успешно решать поставленные перед ними задачи? В какой степени им были делигированы полномочия РОАД?

– Я по своей натуре такой человек, который никогда не доволен, потому что всегда есть возможность добиться большего. Но позитивная динамика безусловно присутствует. Появление региональных советов — это не мое изобретение и даже не изобретение нашей отрасли. Когда в организации становится много участников, то для улучшения коммуникаций и управляемости необходимы дополнительные уровни. Если все коммуникации осуществляются из одной точки, то они становятся неэффективными. Советы РОАД по СЗФО, УФО, СФО и ДВФО должны в первую очередь консолидировать и выражать интересы дилеров соответствующих регионов, чтобы их позиция была представлена в РОАД. Это непростой процесс, так как мнения участников на местах значительно разнятся, но выявлять приоритеты необходимо. Плюс важно не забывать про образовательную сторону РОАД — обмен опытом, обучение, и.т.д.

Что касается полномочий, то их целесообразно делегировать тогда, когда есть форс-мажоры. Как, например, в 2020 году, когда по всей стране были локдауны, а решения принимались на уровне региональных властей. Диалог на местном уровне безусловно более эффективен на местах, но в мирное время он минимизирован. Остальное, например, вопросы взаимодействия с автопроизводителями, решаются на верхнем уровне. Для решения вопросов на местном уровне полномочия у региональных советов есть. Если не хватает, то готовы рассматривать расширение полномочий.


Источник: Континент Сибирь
https://ksonline.ru/439761/chto-budet-s-avtorynkom-v-2022-godu-i-k-chemu-gotovitsya-dileram-pokupatelyam/

Фото: РОАД